Полутени на Вершине (Что Они Будут Делать?)
рейтинг: +3+x

Это история о Полутенях в Великом Царстве Этерфола. Там, где пики царапают небо и даже наши рога должны быть защищены от холода.

penumbra1.png

Людмила была небольшим чиновником, мелкой сошкой в Бюрократической службе Потенциата, Филиале Этерфола. Она не была счастлива, хотя не могла признаться в этом даже самой себе, разъезжая по горным дорогам.

Она винила в этом мороз, ветер, местных жителей. Она была выше этого, несмотря на то, что на деле находилась на тысячи метров низменнее. Ей не было смешно от этой иронии, хотя горные Полутени, часто считающиеся безумцами из-за жизни на таких высотах, были тёплыми и дружелюбными созданиями. Дорожные правила обычно гласят: "Не помогай никому ради своей безопасности", но около очага не может быть ничего лучше дружеского смеха, чтобы согреть стужу, проникающую сквозь обитые мехом двери.

Она не была счастлива. Она чувствовала себя сдавленной своей работой. Это ползучее чувство сожаления о жизни, до которой ты докатился. Забираться на гору ради какого-то бессмысленного послания старейшине? Она видела своих руководителей. Они не были…

Мы можем всё идти и идти. Можно сказать, что Людмиле предстояло прожить долгую жизнь Полутени, с каждым годом всё более холодную и сложную. Маленькие радости и ценные моменты давали ей силы жить дальше, как и многим другим — Полутеням или Кривлякам, или кому-то ещё.

Её сердце не было в горах. Её сердце не было нигде. Чёрт бы всё это побрал.

Проклятье! Мой ранец!

И он упал на выступ снизу. Возможно, ей повезло, что он не продолжил падать дальше в бесконечную пустоту. Но всё же. Проклятье! Послание там. Кровавое и бесполезное, но всё-таки-

Она топтала снег и ходила туда-сюда почти полчаса, с каждой минутой становясь всё холоднее и несчастнее, пока сильные порывы ветра выли над утёсом. Долг говорил ей спуститься и вернуть его. Но долг уже не значил ничего. Здравый смысл говорил, что она могла бы попытаться сделать это. Она видела, как местные дети делали на отвесных склонах и более опасные вещи. Но страх — странное чувство для практически неуязвимых Полутеней — держал её на расстоянии. Чёрт бы всё это побрал.

Пока булыжник не пролетел мимо неё, скатываясь откуда-то с горы. Потом ещё один. Это не был оползень. Над этим утёсом не было никаких камней. Смертомоли?

Кривляка. Закутанная от холода, как все обитатели вершин, но точно Кривляка. Только взгляните, нет рогов на голове…

И рядом две дюжины существ вокруг неё, трёхрогие козы. С каких пор они следуют за Кривлякой? Не то чтобы она знала много. Только слухи и обрывки разговоров в Обезьяньем Квартале Этерфола. Что им нужно?

Кривляка перебралась, сбросила ещё один валун. Как, ну, горный козёл, одна из стада отделилась, спустилась вниз, забрала ранец и поднялась назад. Предложила его Людмиле, как покорный слуга. Она забрала его, покопалась внутри. Всё на месте, чудесно.

"Спасибо тебе" — сказала она слегка приглушённо сквозь свою лицевую маску и прослойку кожи рта.

Это не подарило ей того счастья, которое она заслуживала. Несравнимо со всем стрессом ранее. Чёртова вещица. Даже не получила удовлетворения, когда забрала её назад.

И она так сильно отставала от графика. Не столь важно, для горных путешествий были широкие временные рамки в связи с погодой и подстерегающими опасностями, но где ей остановиться? Какой-нибудь холодный жуткий туннель. Их полно в этом чёртовом месте.

Но Кривляка повела её дальше, жестом призывая следовать за собой. За неимением выбора, Людмила послушалась. Тёплый туннель, освещённый восковыми свечами, по всей длине которого расставлены контейнеры с творогом. Какое-то незаконное производство творожного сыра? Кривляка и высокогорная Полутень? От этого не стоило бы ждать никакого продвижения по службе.

И какое жалкое зрелище. Ты просто ничтожество, Людмила.

Ничтожество. А что с этой Кривлякой? Помогла ей, не сказав ни единого слова, нарушая каждое дорожное правило, и это всё? С какой стати?

Кривляка — она была сейчас под слоями нанесённого ветром снега — похлопала по тканому ковру возле потрескивающего костра. По-прежнему без единого слова.

Это было странно. Рты Полутеней довольно ужасны — цельные кожные покровы над полостью рта, высокая регенерация, кривые улыбки, изогнутые как коса. Хороши для отпугивания Кривляк. Но была в них одна тонкость — в улыбках других людей. Людмила хорошо понимала язык тела, но тут это было настоящим испытанием. Небольшая улыбка уголком рта. Блеск в глазах. Медленные, умиротворённые, почти что мягкие жесты.

Здесь была искренность. Людмила так и сказала. И через некоторое время она вновь заговорила. А после — разглагольствовала. И попутчица всё слушала.

Когда Людмила в следующий раз поднялась на гору, она расспросила местных Полутеней. Пастушка, молочная леди, обезьяна — торговец сыром, горная матушка. У них были имена для путника.

Они встречались нечасто — через месяц, три месяца, через год. И я не буду рассказывать о том, как наша Полутень нашла тёплый приют у местных Полутеней. Как она научилась терпеть, а потом и любить горные вершины.

Откровенно говоря, она никогда не любила холод. Он не делал человека здоровым или сильным, как об этом говорили местные. Но она любила местных. Через некоторое время она полюбила их, их честность и здравый смысл, их мудрость. А душные офисы Этерфола стали лишь плохим воспоминанием.

Странно, как один человек — или одна проворная коза — может сделать многое, имея при себе малое. А Кубелия почти ничего не сделала. В конце концов, большую часть сделали местные.

Но не стоит недооценивать силу искренности, доброй улыбки и часа тепла в трудные моменты.

И также не стоит недооценивать то, на что способны горные козы.


Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License